Год больших достижений (1927-1928) - история радио

Несмотря на рост количества секций коротких волн, общее число радиолюбителей-коротковолновиков продолжало оставаться небольшим. Нужно было шире популяризовать коротковолновое любительство.

Решено было провести ряд агитационных мероприятий для привлечения внимания советской общественности к коротким волнам вообще и к радиолюбительству в этой области.

Для этого в марте 1928 г. был проведен двухнедельник коротких волн, организованный Центральным Советом ОДР и газетой «Комсомольская правда». В начале двухнедельника проводились соревнования по связи с коротковолновой радиостанцией РА-03 Дальневосточного государственного университета во Владивостоке.

Эта радиостанция еще в конце 1926 г. вела опытные связи на коротких волнах с Нижегородской радиолабораторией, но затем приостановила работу. В 1927 г. станция получила отдельное здание и с октября, после переоборудования, вновь начала работу.

Во время соревнований уверенную связь с Владивостоком держали бакинские, нижегородские, московские, иркутские, томские и ленинградские коротковолновики.

Принимали Владивосток также любители Самары, Омска, Ташкента, Гомеля, Коканда, Винницы, Сум. Соревнования показали, что радиосвязь с Владивостоком вполне возможна для коротковолновиков европейской части СССР даже при мощности передатчика не более 10 вт.

Важнейшим мероприятием во время двухнедельника было применение коротких волн для связи аэростата с землей. 17 марта из Кунцева (близ Москвы) поднялся в свободный полет аэростат, построенный ячейкой Осоавиахима воздухотряда.

В корзине аэростата находились пилот и коротковолновик с любительской радиостанцией. Аэростат пробыл в воздухе 40 час., пролетев над Калугой, Сухиничами, Жиздрой, Вязьмой, Сычевкой, снова над Калугой, Малым Ярославцем, Медынью, и опустился в 40 км от Калуги.

В течение всего полета на любой высоте (аэростат поднимался до 4 000 м) поддерживалась постоянная двусторонняя связь с Ленинградом, Москвой, временная с Нижним Новгородом, Томском, Владивостоком, Баку, Голландией и Францией.

Кроме этого, работа аэростатной радиостанции была слышна в Киеве, Омске, Тамбове, Ярославле и на острове Диксон. Этот полет показал огромные возможности применения коротких волн в авиации. Все центральные газеты широко популяризовали это достижение под заголовками: «Победители эфира», «Радио победило пространство и высоту», «Мировой рекорд радиосвязи на коротких волнах».

Отлично работала во время полета Ленинградская секция коротких волн, организовавшая круглосуточные дежурства операторов для связи с аэростатом и обеспечившая прием ряда радиограмм с аэростатной радиостанции и передачу их по телефону в Москву.

Двухнедельник коротких волн способствовал укреплению и росту рядов коротковолновиков и местных СКВ, положил начало внедрению коротковолновой связи в различные отрасли народного хозяйства.

Еще во время двухнедельника редакция газеты «Комсомольская правда» организовала связь со своими корреспондентами с помощью коротковолновиков; в этот период были впервые переданы радиограммы в редакцию из Ленинграда в Москву.

В мае Ленинградская СКВ взялась за ответственное дело — обслужить своими силами радиосвязь Памирской экспедиции Академии наук СССР. Коротковолновики, выделенные секцией в экспедицию, построили две коротковолновые приемо-передающие радиостанции, на которых затем держали регулярную связь Памира с Москвой, Ташкентом, Ленинградом и Тамбовом (когда связь с Москвой была затруднительной). Связь осуществлялась через коротковолновиков, причем основным корреспондентом был москвич В. Е. Круглов (РА-93).

В этой экспедиции на «крышу мира» коротковолновики блестяще справились с своими задачами. В сложных горных условиях, при наличии ряда трудностей и песчаных буранов за 40 рабочих дней было принято и передано сто больших радиограмм. Коротковолновики провели ряд опытов по радиосвязи на 40, 30 и 20 м.

В 1928 г. в Италии была организована экспедиция на дирижабле «Италия» под руководством генерала Умберто Нобиле. 5 мая «Италия» прилетела из Милана на Шпицберген, откуда должны были совершаться арктические полеты.

Туда же прибыл пароход «Читта ди Милано», служивший пловучей базой дирижабля. «Италия» совершила два пробных полета, а затем 23 мая вылетела к Северному полюсу, имея на борту 16 чел. К Северному полюсу дирижабль прилетел 24 мая.

Предполагалось на полюсе спустить на лед группу ученых, но это не удалось, и дирижабль повернул обратно к Шпицбергену, но на базу не прилетел. С 25 мая радиосвязь с дирижаблем прекратилась.

Полету «Италии» к полюсу сопутствовала большая шумиха в мировой печати. За экспедицией следила не только научная общественность, но и вообще весь культурный мир.

Поэтому естественным было всеобщее волнение, когда связь с дирижаблем прекратилась. Радисты и коротковолновики всех стран много времени проводили у радиоприемников, надеясь услышать позывные «Италии».

29 мая Осоавиахим СССР, создавший Комитет помощи дирижаблю «Италия», оповестил всех советских коротковолновиков о необходимости слушать на коротких волнах, чтоб не пропустить вызывов «Италии».

Общее напряжение нарастало, так как становилось ясно, что произошла катастрофа. 3 июня из села Вознесенье-Вохма, Северо-Двинской губернии в Центральный Совет ОДР прибыла телеграмма о приеме сигнала бедствия от дирижабля «Италия».

Этот сигнал принял молодой коротковолновик Николай Шмидт. Прием производился на одноламповый сверхрегенератор с двухсеточной лампой при напряжении на аноде в 4 в. Николай Шмидт работал в селе Вознесенье-Вохма киномехаником, увлекся радиолюбительством, выучил телеграфную азбуку и стал коротковолновиком-наблюдателем.

3 июня вечером он сидел за приемником и слушал дальние станции в диапазоне 30—35 м. Он услышал отрывки какой-то телеграфной передачи, прерывавшиеся разрядами.

Удалось лишь разобрать «Италия, Нобиле... СОС... СОС...». Эти слова без перерыва повторялись примерно в течение трех минут. Шмидт не знал об исчезновении дирижабля «Италия», но понял, что экспедиция терпит бедствие. Об этом говорили сигналы СОС. Тут же он подал свою телеграмму в Москву.

Впоследствии выяснилось, что дирижабль «Италия» утром 25 мая, отяжелев, видимо, от обледенения, стал падать и ударился носовой частью об лед. Носовая гондола была разбита. Из нее были выброшены почти все люди, продовольствие, разное имущество и радиостанция. При падении два человека было ранено, а один убит.

После удара дирижабль вновь поднялся в воздух. На льду осталась группа во главе с Нобиле в количестве 9 чел., а дирижабль был унесен в неизвестном направлении с остальными членами экипажа, так и не найденными впоследствии.

Через несколько часов после аварии радист Бьяджи, 'выброшенный вместе с радиостанцией на лед в группе Нобиле, собрал радиоаппаратуру и начал подавать сигналы бедствия.

Советский Союз создал спасательную экспедицию, в которую входили ледокольный пароход «Малыгин», іна борту которого находился небольшой самолет летчика М. С. Бабушкина, научное судно «Персей» и мощный ледокол «Красин», имевший на борту трехмоторный самолет летчика Б. Г. Чухновского.

Кроме СССР, в поисках экспедиции Нобиле приняли участие еще пять стран. Большую роль в спасательной экспедиции сыграла радиосвязь и в основном коротковолновая. Ледоколы и судно «Персей» должны были осуществлять связь между собой и с плавучей базой итальянцев «Читта ди Милане».

Прямая радиотелеграфная связь Комитета помощи Осоавиахима с ледоколами осуществлялась через радиостанцию в Сокольниках. Кроме того, всем кораблям надо было держать связь с радиостанцией Бьяджи, находившейся на льду. Для осуществления этих задач были мобилизованы сотрудники Научно-испытательного института связи Красной армии и секции коротких волн ОДР.

Институт в течение 36 час. смонтировал коротковолновый передатчик мощностью около 1 КВт для парохода «Малыгин» и переделал передатчик мощностью 50 вт для корабля «Персей».

Секция коротких волн выделила нижегородских коротковолновиков для «Малыгина» и «Персея». На ледокол «Красин» были направлены ленинградцы.

В Москве ЦСКВ организовала центральную радиобазу; іна выделенном приемном пункте за городом несли суточные дежурства московские коротковолновики. Суточные дежурства, кроме Москвы, были организованы в Ленинграде и Нижнем Новгороде.

Во время экспедиции коротковолновая радиостанция в Сокольниках держала прямую связь с «Малыгиным», а последний благодаря своей мощной коротковолновой станции имел всегда уваренную связь с «Красиным», «Персеем» и «Читта ди Милано».

Радиостанция «Красина» поддерживала также связь с самолетной радиостанцией Чухновского. Эта связь не была нарушена и ів те дни, когда Чухновский находился на льдах, вдали от ледокола.

Мужеству советских моряков, отваге летчиков и отличной работе радистов и радиолюбителей обязаны были своим спасением 12 июля семь человек экипажа дирижабля «Италия».

Коротковолновики и коротковолновая связь блестяще выдержали очень ответственный экзамен. Американская газета «Нью-Йорк Геральд» вынуждена была отметить: «Радиосвязь между отдельными частями советской экспедиции была образцовой, что следует подчеркнуть ввиду того, что радиосвязь между пароходом и самолетом в полярных условиях чрезвычайно затруднена» .

1928 г. был годом блестящих достижений коротковолновиков. В этом году появились первые телефонные любительские передатчики. 21 мая была проведена первая телефонно-телеграфная связь между любителями Москвы и Нижнего Новгорода.

Томская СКВ летом провела удачные опыты коротковолновой радиосвязи с самолетом. Совместно с корреспондентом «Комсомольской правды» на Казбек взошел коротковолновик Иванов, и с высоты 5 000 м связался с московскими коротковолновиками, передавая им материал для редакции «Комсомольской правды».

Владивостокские коротковолновики построили аппаратуру для Колымской географической экспедиции и отправили с ней на Колыму своего товарища в качестве радиста. В августе в экспедиции на далекую Чукотку выехали коротковолновики, (направленные ЦСКВ. Учебно-парусное судно «Вега» прошло из Ленинграда в Одессу. Радиовахту на нем нес ленинградский коротковолновик. Коротковолновую станцию на «Веге» установила ленинградская СКВ.

Из Новороссийска в Ленинград на одном из пароходов Союзторгфлота ушел в плавание со своей радиостанцией представитель московской секции коротких волн. В поезде между Ленинградом и Мурманском курсировали со своей аппаратурой ленинградский и петрозаводский коротковолновики. Было установлено много дальних связей (в частности, с Ташкентом и с Маточкиным Шаром).

В том же 1928 г. коротковолновики приняли участие в маневрах Красной Армии. Пионерами оказались ленинградцы. Радиосвязь во время летних маневров Ленинградского военного округа проводилась исключительно силами коротковолновиков — членов Ленинградской СКВ.

Командование особым приказом выразило благодарность этим коротковолновикам. На киевских маневрах успешно работали киевские, харьковские и воронежские коротковолновики.

Ташкентская СКВ обслуживала радиосвязью части, маневрировавшие в горных условиях. Принимали участие в маневрах нижегородские коротковолновики и представители некоторых секций коротких волн Сибири.

Год закончился новыми достижениями. В ноябре во время воздухоплавательных состязаний в полете было уже три радиофицированных аэростата ОДР, «Комсомольской правды», Мосавиахима и «Рабочей радиогазеты».

Коротковолновые приемо-передающие станции на аэростатах были очень компактны и в каждой корзине аэростата могли разместиться три человека. 6o время полетов была осуществлена радиотелефонная связь аэростатов с землей и между собой.

Все три радиостанции обслуживали коротковолновики ЦСКВ. Среди них был и Н. А. Байкузов — впоследствии крупный радиоспециалист, генерал-майор инженерно-технической службы, главный редактор журнала «Радио».

В полете Н. А. Байкузов осуществил наибольшее количество радиосвязей, работая 16 часов подряд, не снимая с головы телефонов. За один год коротковолновики не только доказали широкие возможности применения коротких волн, но и продемонстрировали практическую ценность и эффективность коротковолновой связи на дальние расстояния в воздухе, на море и для различных экспедиций. Стало ясно, что советские коротковолновики могут принести большую пользу обороне страны и отлично освоили технику.

Эти успехи коротковолновиков были достигнуты благодаря патриотизму, дисциплинированности, стойкости, выдержке и любви к технике своего дела советских радиолюбителей.

24—28 декабря 1928 г. состоялась первая Всесоюзная конференция коротковолновиков, собравшая 116 делегатов от 59 местных СКВ. К этому времени центральная секция коротких волн (насчитывала около двух тысяч коротковолновиков. Обмен карточками-квитанциями достиг 10 тыс. в месяц.

К моменту созыва Всесоюзной конференции центральная секция коротких волн провела большую учебную работу. Были созданы курсы по изучению телеграфной азбуки во многих городах.

Передачи уроков азбуки Морзе проводились через центральные радиостанции. Конференция подвела итоги роста коротковолнового любительства и наметила большой план работы, взяв курс на освоение радиотелефона и укв. К открытию конференции была приурочена выставка коротковолновой любительской аппаратуры.

К этому времени любительские радиостанции работали новыми позывными, введенными с 1 ноября 1928 г. Новые позывные позволяли определить местонахождение радиостанций внутри нашей страны, не пользуясь справочником.

Весь СССР был разделен на девять условных коротковолновых любительских районов. После цифры, характеризующей район, шли буквы латинского алфавита, которые присваивались индивидуальным передатчикам. Радиостанции коллективного пользования имели позывной, состоящий из

трех букв, после цифры, определяющей район. Первая буква К означала коллективная. В последующие годы позывные коротко-волноівиков претерпевали изменения, но принцип, установленный в ноябре 1928 г., сохранился и до сих пор.

Теперь позывные наших любительских радиостанций начинаются с буквы У и вслед за ней идет вторая буква, указывающая союзную республику. 'Количество условных коротковолновых любительских районов увеличилось до 10.

В. И. Шамшур - "Первые годы советской радиотехники и радиолюбительства".

0
958
Добавить комментарий