Внедрение коротких волн - из истории радио

В конце 1922 г. В. П. Вологдин вошел в правление треста заводов слабого тока, совмещая эту работу с деятельностью в Нижегородской радиолаборатории. Но затем, став в этом тресте директором по радио, В. П. Вологдин оставил Нижний Новгород и переехал в 1923 г. в Ленинград.

За ним в том же году переехали в Ленинград А. Ф. Шо-рин и Д. А. Рожанский. В связи с этим система руководства радиолабораторией была несколько реорганизована.

Во главе ее был поставлен директор, являвшийся членом коллегии Наркомпочтеля, в руках которого были сосредоточены административные функции, а его заместителем стал И. В. Селиверстов.

Техническое руководство всей радиолабораторией было поручено М. А. Бонч-Бруевичу. Основными ее четырьмя отделами (научно-исследовательским, технической разработки, контрольно-испытательным и издательским) ведали, кроме М. А. Бонч-Бруевича, ученые специалисты: В. В. Татаринов, Б. А. Остроумов и В. К- Лебединский.

Василий Васильевич Татаринов в своей лаборатории у моделей антенн

Рис. 1. Василий Васильевич Татаринов в своей лаборатории у моделей антенн.

В 1925 г. Нижегородская радиолаборатория была передана из НКПиТ научно-техническому отделу Высшего Совета Народного хозяйства (ВСНХ).

На структуре радиолаборатории этот переход не отразился. Директором стал И. В. Селиверстов, а техническое руководство осталось прежним. В этот период, кроме основных работ по радиотелефонии, о которых говорилось выше, лаборатория вела большую исследовательскую работу в области коротких волн.

Некоторый опыт исследований на коротких и ультракоротких волнах был накоплен в радиолаборатории еще с 1922 г., когда для исследования моделей антенн применялись короткие и ультракороткие волны (от 10 м и короче).

Тогда же были разработаны ламповый генератор мощностью около 100 вт и волномер для коротких воли. Оценив массовый опыт радиолюбителей, ученые специалисты Нижегородской радиолаборатории с осени 1924 г. вновь стали изучать короткие волны.

К январю 1925 г. в лаборатории были изготовлены две мощные генераторные лампы по 25 КВт с усиленными сеточными выводами специально для коротковолнового передатчика, работавшего на волнах от 50 до 100 м.

Он состоял из задающего генератора на двух лампах по 500 вт и усилителя мощности, в котором работала одна лампа 25 КВт. Этот передатчик был перевезен в Москву и установлен на радиостанции имени Коминтерна, где имелись высокие мачты для подвеса антенны и соответствующий источник анодного напряжения.

Для проведения опытов в Москву выехали М. А. Бонч-Бруевич и В. В. Татаринов. Работы велись в ночное время, чтобы не мешать передачам радиостанции имени Коминтерна.

19 марта 1925 г. была поднята коротковолновая антенна и в тот же день коротковолновый передатчик начал телеграфную работу на волне 83 м. Мощность в антенне достигала 18 КВт.

Но при этом заметно перегружалось выпрямительное устройство; поэтому в дальнейшем работа велась на несколько пониженной мощности — И —12 КВт в антенне.

Опытные передачи шли в течение недели. В радиограммах, передававшихся радиолюбительским кодом, давались позывные РДВ (радиостанции имени Коминтерна) и содержалось обращение ко всем радиолюбителям с просьбой сообщить о слышимости.

Газета «Известия» от 1 апреля 1925 г. указывала, что эти опыты являются «мировым рекордом мощности на одной лампе при короткой волне».

Через некоторое время стали поступать сообщения о слышимости коротковолнового передатчика в различных странах. В Европе сигналы РДВ прозвучали с такой силой, что ее называли «потрясающей» и «чудовищной». Затем поступили письма из Индии, Африки, Америки, Австралии и даже из Новой Зеландии.

В некоторых письмах из США и с Антильских островов сообщалось, что сигналы РДВ заглушали даже местные американские радиостанции.

Такой результат первых опытов по связи на коротких волнах поневоле заставил задуматься над вопросом, стоит ли строить длинноволновый передающий радиотелеграфный центр с передатчиками большой мощности, если короікие волны открывают совершенно новые перспективы для дальних связей, сулят огромную экономию средств в строительстве и эксплуатации.

Однако были неясны капризы прохождения коротких волн. Наркомпочтель, весьма заинтересованный в этих опытах, поставил поэтому перед Нижегородской радиолабораторией конкретную задачу организовать коротковолновую связь Москвы с Ташкентом и на ее эксплуатации накопить необходимый опыт.

Это направление было выбрано потому, что длинные волны, при имевшихся мощностях передатчиков, уверенной связи здесь не обеспечивали, а летом связь вообще часто прерывалась.

Из Нижнего Новгорода были отправлены в Ташкент два радиотехника (одним из них был В. М. Петров) для приема передач из Москвы на коротких волнах.

Передачи со станции имени Коминтерна были продолжены. Теперь они велись для исследования влияния на передачу длины волны, времени суток и высоты антенны. Для этой серии опытов был собран новый, более простой передатчик на одной 25-киловаттной лампе.

В итоге работ этого передатчика было установлено, что волна в 20 м лучше слышна в Ташкенте днем, а волна в 30 м — ночью.

М. А. Бонч-Бруевич и В. В. Татаринов видели, что они идут по правильному пути, но дальнейшую исследовательскую работу вести только по ночам на радиостанции было затруднительно. Необходимо было возвращаться в Нижний и создавать там серьезную базу для опытов.

К осени 1925 г. Нижегородская радиолаборатория располагала уже специально оборудованным радиополем. Здесь были поставлены две мачты по 65 м и несколько столбов по 15 м для подвески и испытания разных антенн.

На главных мачтах была укреплена антенна, обладавшая направленностью излучения на Ташкент. На радиополе был построен небольшой дом. В нем установили два передатчика (один работал на волне 23, а другой на 40 м), силовой трансформатор на 25 КВт для их питания, агрегат для зарядки аккумуляторов накала, ртутный трехфазный выпрямитель.

Оба передатчика имели по четыре лампы мощностью 0,5 КВт (две в двухтактном задающем генераторе и две в усилителе). Наилучшие результаты были достигнуты при работе этих передатчиков на направленные синфазные антенны, составленные из нескольких вертикальных проводников, длиной в полволны. Велись также опыты направленной передачи с использованием параболических зеркал и диффракдионной решетки.

Продолжительные наблюдения за слышимостью нижегородских передач в Ташкенте позволили сделать заключение, что на волнах в 23 м днем и 40 м ночью можно обеспечить устойчивую связь между Нижним Новгородом и Ташкентом в течение круглого года.

На радиополе велись также опыты по коротковолновой связи с Томском. Была установлена синфазная антенна для волны в 23 м, направленная на Томск, а в Томском университете оборудовали приемо-передаю-щую радиостанцию. Ее установил В. В. Ширков.

Антенны на радио-поле Нижегородской радиолаборатории

Рис. 2. Антенны на радио-поле Нижегородской радиолаборатории.

Томский передатчик работал на двух лампах по 160 вт позывными «Тук».

Антенна была подвешена на двух 15-метровых мачтах, установленных на здании университета. Работа этого передатчика принималась с хорошей слышимостью в Нижнем Новгороде и в Ташкенте.

Второй такой же передатчик мощностью в 100—150 вт в антенне был отправлен на Алдан. С ним выехал П. А. Остряков. В Томмоте, на Алдане, при помощи этого передатчика в начале 1926 г. была установлена связь с Москвой. Коротковолновая радиостанция была установлена также в Иркутске.

Параллельно с работами в Нижнем Новгороде продолжались опытные передачи коротковолнового передатчика из Москвы. В Томске его работу принимали на трехламповый приемник О-V-2 с громкостью Р-9. Его работу регулярно слышали в Тасмании, Бразилии, Индии.

В 1926 г. работы Нижегородской радиолаборатории в области коротких волн завершились осуществлением первой в СССР коротковолновой магистральной линии радиосвязи Москва — Ташкент.

В Москве и в Ташкенте в сентябре 1926 г. было установлено по два таких же передатчика, какие стояли на радиополе в Нижнем Новгороде.

В Москве передатчики работали на волнах 21 и 34 м, а й Ташкенте — 21, 75 и 35 м.

Разные волны в обоих пунктах позволяли вести дуплексную связь. Прием производился на выделенных приемных станциях, откуда сигналы поступали по проводам в радио-бюро.

Каждый передатчик работал на свою направленную синфазную антенну с параболическим зеркалом, разработанную В. В. Татариновым. Таким образом, это была также первая линия радиосвязи, имевшая направленные антенны. Она была сдана в эксплуатацию в марте 1927 г.

В конце сентября 1926 г. была установлена новая радиостанция во Владивостоке, державшая связь с Нижним Новгородом на волне 23 м.

В 1927 г. были исследованы распределение и перемещение мертвых зон между Нижним Новгородом и Казанью на волнах от 80 до 20 м. Для этого в главном доме на радиополе в Нижнем Новгороде были установлены четыре коротковолновых передатчика, каждый с двумя лампами по 150 вт.

Они работали одновременно от одного автоматического ключа четырьмя волнами. Для каждого передатчика имелась своя антенна (ненаправленная «с верхним светом») .

Прием велся поочередно на шести волжских пристанях двумя сотрудниками радиолаборатории, производившими наблюдения по двое суток в каждом пункте.

Все это время все четыре передатчика работали непрерывно. Во время поездки из Нижнего Новгорода до Казани были обследованы волны длиной в 80, 70, 60 и 50 м, а на обратном пути 40, 30, 24 и 20 м.

Был собран богатый материал, умноживший ранее накопленные сведения о распространении коротких волн. Большую научную работу в области коротких волн в Нижегородской радиолаборатории наряду с М. А. Бонч-Бруевичем и В. В. Татариновым вел А. А. Пистолькорс.

В конце 1926 г. в Московское представительство Нижегородской радиолаборатории явился радист Эрнст Кренкель. Он только что демобилизовался из армии, но еще до того, как стать красноармейцем-одногодичником в радиотелеграфном батальоне, был радистом на Новой Земле.

Сейчас он готовился к второй зимовке и мечтал о возможности испытать короткие волны в Арктике. Возможность создания еще одной опытной приемно-пѳредающей коротковолновой станции, да еще в Арктике, заинтересовала руководителей радиолаборатории.

М. А. Бонч-Бруевич согласился предоставить Э. Т. Кренкелю необходимую аппаратуру и проинструктировать его, а Кренкель со своей стороны обещал принять самое горячее участие в изучении особенностей распространения коротких волн.

Заручившись поддержкой Бонч-Бруевича, Кренкель выехал в Ленинград, где, обратившись в Убеко-Север (Управление безопасности кораблевождения в северных морях), заявил: «Профессор Бонч-Бруевич очень желает поставить опыты с короткими волнами в Арктике. Дело только за вами. Если Морское ведомство даст место, то проф. Бонч-Бруевич дает аппаратуру».

Морское ведомство списалось с Нижегородской радиолабораторией, Бонч-Бруевич подтвердил свои обещания, а Кренкель был назначен радіистом на Новую Землю.

В мае 1927 г. он выехал в Нижний Новгород, где в течение месяца изучал технику коротких волн и детально знакомился с аппаратурой. Из Нижегородской радиолаборатории он уехал убежденным и квалифицированным коротковолновиком, увозя на зимовку на Маточкин Шар (Новая Земля) коротковолновую радиостанцию, предоставленную радиолабораторией.

Это была первая коротковолновая радиостанция в советской Арктике, работавшая позывным PGO. Она состояла из передатчика мощностью в 300 вт, трехлампового регенеративного приемника и волномера. Силовая установка была получена от Убеко-Севера.

В первый же день работы на коротких волнах в Арктике была установлена связь с Баку, а затем с любительскими радиостанциями Москвы, Ленинграда и ряда стран Европы. Но для суждения о всех особенностях прохождения коротких волн в Арктике требовалась регулярная и ежедневная связь.

Регулярным корреспондентом Э. Т. Кренкеля была Нижегородская радиолаборатория. Эта свя ь длилась полтора месяца (ноябрь — декабрь) и к январю прекратилась. К этому времени на Архангельской радиостанции был установлен коротковолновый передатчик мощностью в 10 вт.

А так как вся корреспонденция радиостанции Маточкин Шар шла через Архангельск, решено было при благоприятных условиях вести обмен на коротких волнах. С января по июнь 1928 г. такая связь была налажена и оказалась превосходной.

Третьим ежедневным корреспондентом был Т. Михайлов — начрадио о. Диксон. Он сам собрал небольшой передатчик на четырех лампах типа «Микро» и в январе начал регулярную работу.

На расстоянии более 1000 км между Диксоном и Маточкиным Шаром была установлена весьма устойчивая связь. Сведения о погоде шли с Диксона через Маточкин Шар в Архангельск на коротких волнах.

Во время повреждения антенны длинноволновой радиостанции острова Диксон несколько дней связь осуществлялась исключительно на коротких волнах. В свободное время Кренкель держал связь с любителями.

Коротковолновая станция Э. Т. Кренкеля на Маточкином Шаре

Рис. 3. Коротковолновая станция Э. Т. Кренкеля на Маточкином Шаре.

 Были установлены связи с Фарерскими островами, Парижем, Орлеаном, Римом, Каиром, Будапештом, Ташкентом, Омском, Томском, Иркутском, Тифлисом и коротковолновым передатчиком на ледоколе «Малыгин», находившемся у Шпицбергена. Так, Нижегородская радиолаборатория стала располагать, кроме своих опытных коротковолновых станций в Томске, Иркутске и Владивостоке, еще одной на Маточкином Шаре, а советские коротковолновики приняли в свои ряды нового энтузиаста — полярного радиста Э. Т. Кренкеля.

В конце 1927 г. пленум объединенного горсовета Нижнего Новгорода, Сормова и Канавина постановил "просить Президиум Нижегородского исполкома войти с ходатайством в правительство о награждении Нижегородской радиолаборатории имени Ленина за труды и заслуги в области разработки и постройки первых радиостанций, положивших основание делу радиовещания в СССР, имеющего громадное культурно-политическое значение».

В постановлении говорилось также о таких крупных достижениях радиолаборатории, как постройка ряда радиостанций в различных городах страны, строительство самой мощной в Европе радиостанции имени Коминтерна, развитие коротковолновой радиосвязи. 16 января 1928 г. Нижегородская радиолаборатория была награждена вторым орденом Трудового Красного Знамени.

Летом этого года Нижегородскую радиолабораторию посетил Алексей Максимович Горький. В письме, адресованном ее коллективу, было сказано: «Нижегородская радиолаборатория еще раз показала мне группу людей, которые поистине самоотверженно отдают силы излюбленному ими делу разрешения загадок природы, великому труду на благо мира. Прошу работников радиолаборатории принять мое восхищение и почтительный поклон — поклон человека, который считает себя способным наблюдать и сравнивать. 27.VIII. 1928 г. М. Горький».

Это письмо, по свидетельству проф. Н. А. Никитина, было написано под впечатлением знакомства с заканчивавшейся в то время разработкой генераторной лампы мощностью 100 КВт, опытами с мощными коротковолновыми передатчиками и опытами по радиосвязи на ультракоротких волнах, проводившимися в то время в Нижегородской радиолаборатории.

28 августа 1928 г. Нижегородская радиолаборатория закончила установку и предварительные испытания коротковолновой телеграфно-телефонной радиостанции в Хабаровске.

При телеграфной работе мощность передатчика была равна 20 КВт в антенне, а при телефонной— 10 КВт. Передатчик имел кварцевую стабилизацию, четыре каскада усиления мощности и модулятор.

В первых трех каскадах мощного усиления работало семь ламп по 250 вт. В последнем каскаде работало две лампы по 10 КВт с водяным охлаждением, соединенные параллельно. Телеграфная работа этой станции на волне 30 м надежно принималась

в Москве, Нижнем Новгороде и в Англии. Телефонная работа на волнах 30—60 м была слышна в ряде городов Австралии, Новой Зеландии, на о. Ява, в Японии и Калифорнии.

Алексей Максимович Горький в Нижегородской радиолаборатории

Рис. 4. Алексей Максимович Горький в Нижегородской радиолаборатории.

К 1927 г. в Ленинграде начала быстро развиваться производственная и техническая база мощного радиостроения. Туда стягивались крупнейшие радиоспециалисты. По мере роста сил и мощи советской радиопромышленности, основной центр которой находился в Ленинграде,

Нижегородская радиолаборатория, представлявшая собой своеобразное сочетание научно-исследовательской и небольшой производственной организации, не могла стать исследовательской базой для промышленности больших масштабов. С другой стороны, ее небольшие производственные мастерские не могли выпускать массовой продукции.

Электронные лампы и кенотроны, выпускавшиеся ламповым заводом треста заводов слабого тока

Рис. 5. Электронные лампы и кенотроны, выпускавшиеся ламповым заводом треста заводов слабого тока.

В конце 1928 г. после десятилетнего существования Нижегородская радиолаборатория была передана в трест заводов слабого тока. М. А. Бонч-Бруевич был переведен в Ленинград и назначен директором Центральной радиолаборатории треста (ЦРЛ). Работники Нижегородской радиолаборатории влились в радиопромышленность и в ЦРЛ.

Деятельность Нижегородской радиолаборатории — одна из славных страниц в истории советской радиотехники. Созданная по указанию В. И. Ленина и выросшая благодаря поддержке партии и правительства в крупный радиотехнический институт, Нижегородская радиолаборатория заложила основы современной радиотехники в ряде ее важнейших областей.

В. И. Шамшур - "Первые годы советской радиотехники и радиолюбительства".

0
798
Добавить комментарий