Крупное открытие радиолюбителя - история радио

Начальник Тверской радиостанции В. М. Лещинский часто выступал с популярными лекциями о том, что такое радио и о достижениях радиотехники.

В 1917 г. одна из таких лекций сыграла важную роль в жизни ее слушателя — ученика школы II ступени Олега Лосева. Юноша заинтересовался радиотехникой и стал радиолюбителем. Постепенно Лосев создает домашнюю лабораторию. Радиолюбитель мечтает о приеме незатухающих колебаний.

Он становится частым гостем на радиостанции. Знакомится с М. А. Бонч-Бруевичем и получает у него книги, обращается за консультацией. На юного вдумчивого радиолюбителя обращает внимание В. К. Лебединский, приехавший как-то в Тверь из Петрограда.

Эта встреча надолго осталась в памяти обоих, Владимир Константинович часто затем рассказывал своим знакомым о юном тверском радиолюбителе, а Олег решил серьезно заняться радиотехникой.

В 1920 г. Лосев приезжает в Нижний Новгород, чтобы поступить в радиолабораторию. Его приветливо встречают М. А. Бонч-Бруевич и В. К. Лебединский, но свободных вакансий в этот момент не оказывается.

Тогда Лосева принимают в качестве рассыльного. Через несколько месяцев он становится одним из младших научных сотрудников Нижегородской радиолаборатории и завоевывает авторитет своими недюжинными способностями, целеустремленностью и настойчивостью.

В конце 1921 г. во время короткого пребывания в Твери, где у него жила мать, Лосев пробует сделать гетеродин при помощи крохотной электрической дуги, служащей генератором незатухающих колебаний.

Опыт не удается. Тогда экспериментатор решает попробовать для этой цели кристаллический детектор Лосев составляет сначала контур низкой частоты. Берет кристалл цинкита, опирает на него угольную нить из старой электролампы, получает незатухающие колебания.

По свидетельству В. К. Лебединского это было 13 января 1922 г.

Вскоре О. В. Лосев сообщает в Нижегородскую радиолабораторию, что характеристики ряда детекторов имеют падающие участки с отрицательным сопротивлением, т. е. увеличение тока через детектор приводит к уменьшению напряжения на нем.

В радиотехнике того времени была уже известна возможность самовозбуждения электронных систем, имеющих отрицательное сопротивление.

По возвращении Олега Владимировича в Нижегородскую радиолабораторию (в марте 1922 г.) схема детекторного усилителя воспроизводится уже в стенах лаборатории.

В течение нескольких месяцев Лосев экспериментирует над своими схемами и создает «дуговую теорию» генерирующего детектора. Он устанавливает, что из всех испытанных им кристаллических детекторов наиболее устойчиво генерируют кристаллы цинкита, но они требуют специальной обработки. Лосев разрабатывает технологию приготовления цинкита, ведя плавку естественных кристаллов или окиси цинкита в электрической дуге.

Олег Владимирович Лосев

Рис. 1. Олег Владимирович Лосев.

Затем он строит регенеративный приемник с генерирующим кристаллом, принимавший более отдаленные станции, чем обычный детекторный приемник.

Лосев предлагает использовать открытые им новые свойства кристаллических детекторов, чтобы осуществить при их помощи регенеративный детекторный приемники генераторы колебаний высокой и низкой частоты без электронных ламп.

В течение года он продолжает изучать физические свойства контактных детекторов и в 1923 г. выступает с большой статьей в журнале «Телеграфия и телефония без проводов» (№ 18, стр. 43) о действии контактных детекторов и влиянии температур на генерирующий детектор. В этой статье он подводит итоги своей исследовательской работы в этой области и пересматривает свою «дуговую» теорию.

Общие выводы, к которым приходит автор, сводятся к тому, что действие как генерирующего, так и прочих детекторов можно объяснить электронными процессами.

Все схемы Лосева, начиная с 1922 г., описывались со всеми подробностями в журнале «Телеграфия и телефония без проводов».

Советские радиолюбители, и в первую очередь нижегородские, сразу оценили практическое значение открытия Лосева. В радиолабораторию посыпались письма, в которых одни радиолюбители просили консультации или высылки цинкита, а другие уже сообщали о результатах своих экспериментов с генерирующим детектором и услышанных при его помощи радиостанциях.

Как только был опубликован первый декрет о частных приемных радиостанциях, нижегородские радиолюбители целыми группами стали приходить в радиолабораторию за различными справками или для проверки тех или иных деталей.

Все они, естественно, просили дать схему какого-нибудь простейшего приемника. Им рекомендовали схему детекторного цинкитного гетеродина Лосева, как наиболее дешевую, вполне доступную для изготовления своими средствами и не требующую никакого другого источника энергии, кроме нескольких сухих элементов.

«Многие, — пишет О. В. Лосев, — отнеслись к детекторному гетеродину скептически, а некоторые сразу же принялись за дело; через несколько дней они уже слышали станции незатухающих колебаний, а также московский радиотелефон, который, по их словам, удалось услышать хорошо только с гетеродином.

После этого получился еще больший наплыв любителей в радиолабораторию; схема детекторного гетеродина была положена на стол для срисовывания» .

Группа нижегородских радиолюбителей провела опыты по использованию цинкитного детектора в качестве передатчика и осуществила связь на расстоянии в 3/4 версты.

Конструкция кристадина О. В. Лосева

Рис. 2. Конструкция кристадина О. В. Лосева.

Эта группа радиолюбителей, состоявшая из 13 человек, организовала нечто вроде клуба при одной из местных школ второй ступени, где им была отведена отдельная комната для опытов.

Сведения об изобретении Лосева проникли вскоре за границу, вначале во Францию. На заседании радиоклуба Франции 28 мая, секретарь клуба в своем докладе о заграничных новостях познакомил слушателей с новым открытием — «кристадином» и со своими опытами с ним.

Из Франции сообщение о кристадине перекинулось в Англию, а к осени известие об изобретении О. В. Лосева появилось в американской литературе.

Сентябрьский номер «Radio News» начинался редакционной статьей, озаглавленной «Сенсационное радиоизобретение». В ней шла речь о делающем эпоху изобретении О. В. Лосева «из государственной лаборатории в России».

В статье говорилось: «Нет надобности доказывать, что это — революционное радиоизобретение. В скором времени мы будем говорить о схеме с тремя или шестью кристаллами, как говорим теперь о схеме с тремя или шестью усилительными лампами. Потребуется несколько лет для того, чтобы генерирующий кристалл настолько усовершенствовался, чтобы стать лучше пустотной лампы, но мы предсказываем, что такое время наступит».

Во второй статье того же журнала «Принцип кристалла» описываются простейшие из схем Лосева и публикуются фотографии кристадина, построенного в лаборатории журнала. В статью вкраплены дополнительные замечания редактора, среди которых обращает на себя внимание следующее: «Молодой русский изобретатель О. В. Лосев передал свое изобретение миру, не взяв на него патента. Название «кристадин» заявлено за «Radio News» в Соединенных Штатах и в Европе. Промышленники и торговцы не могут пользоваться им на своих изделиях и товарах без согласия «Radio News». В октябрьском выпуске этого журнала снова печатаются информация о приборе Лосева и объявление о выпуске в продажу цинкитных кристаллов. Тем временем сообщения о кристадине облетает мир. Любители из Франции, Англии, Америки, Голландии, Бельгии, Испании, Швеции, Германии обращаются в свои радиожурналы и в Нижегородскую радиолабораторию за разъяснением подробностей.

Кристадины изготовляются различных конструкций; на них берутся патенты, во Франции выходят две брошюры о кристадине. Спрос на цинкит возрос чрезвычайно.

Физики усматривают научный интерес в самом процессе генерации, как шаг к разрешению загадки детектора; американский исследователь электрона Милликэн поручил своей лаборатории воспроизвести явление.

Обо всем этом рассказано в статье В. К- Лебединского. «Первое выступление на мировой арене» («Радиолюбитель», январь 1925 г.).

Таким образом, выводы напрашиваются сами. Русский радиолюбитель Олег Лосев сделал важное открытие, но не запатентовал его (только на однодетекторный приемник — гетеродин, описание которого появилось в майском номере журнала «Телеграфия и телефония без проводов» за 1924 г., было взято заявочное свидетельство за № 77734).

Изобретение Лосева стало мировой сенсацией. Похвалы и комплименты «усилителю без ламп» и его изобретателю расточаются в изобилии буржуазной прессой.

Красивые слова о подарке русского радиолюбителя своим друзьям — радиолюбителям всего мира декламируются на все лады, но... в одном месте берется привилегия на название, а где можно, воруют и само изобретение, берут патенты на ту же схему. В конечном счете наживаются фирмы на продаже цинкита, а затем о русском изобретении не вспоминают. Проходит несколько лет и уже в Англии в 1928 г. схема лосевского усилителя приводится со ссылкой на английский патент.

 Но замолчать приоритет Лосева нельзя. Свидетельством тому служат сами же многочисленные высказывания иностранных Журналов.

И если детекторный гетеродин Лосева был назван затем кристадином—от этого существо открытия и схема лосевского гетеродина не изменились. Кстати говоря, название кристадин укоренилось впоследствии и у нас. Сам Лосев стал так называть свой генерирующий детектор.

В журнале «Радиолюбитель» в 1925 г. был опубликован ряд статей, посвященных кристадину.

В указанной выше статье, посвященной открытию, сделанному О. В. Лосевым, В. К. Лебединский писал: «С изобретением Лосева кристаллический детектор начал переживать свою вторую молодость (курсив наш. В. Ш.).

Он показался совсем с новой стороны, им стали управлять знакомыми нами способами и он в достаточной степени повинуется. Этот новый оборот дела произведен радиолюбителем.

Радиолюбители сильны в двух отношениях: своею многочисленностью, допускающей коллективный опыт, и своею настойчивостью, упорством любителя спорта, упрямством ребенка, видящего во сне осуществление своего желания. И то и другое психологически близко к самым мощным моментам умственной деятельности человека».

В. К. Лебединский писал о второй молодости кристаллического детектора около 30 лет назад.

Только теперь мы можем полностью оценить значение открытия Лосева и справедливость пророческого высказывания В. К. Лебединского.

Работы Лосева явились толчком к более глубокому изучению процессов, происходящих в контактном слое кристаллического детектора-полупроводника, исследованию его контактных свойств.

Открытие Лосева позволило осуществить конструкцию простого и дешевого чувствительного радиоприемника и маломощного генератора колебаний.

Современные маломощные генераторы без ламп, работающие с полупроводниковыми германиевыми триодами, немногим отличаются от генератора О. В. Лосева. Теперь они получили третий электрод, стали устойчивее и надежнее работать, чем их цинкитные прародители.

В 1924 г. О. В. Лосев обнаружил новые световые явления в точке контакта карборундового детектора и установил, что это «холодное свечение» возникает при прохождении электрического тока через полупроводники. Через двадцать лет это явление вновь было «открыто» и опубликовано французским ученым Дестрио.

Лосев открыл также явление трансгенерации — превращения энергии электрических колебаний одной частоты в энергию электрических колебаний другой частоты.

Ему присуждено 12 авторских свидетельств на изобретения. В Нижегородской радиолаборатории О. В. Лосев работал до 1928 г., а затем вместе с другими ее сотрудниками переехал в Ленинград.

Олег Владимирович умер на 41 году жизни, в 1942 г. во время блокады Ленинграда. Последней его работой была конструкция простого портативного прибора для обнаружения металлических предметов в ранах.

Имя первого советского радиолюбителя-изобретателя, талантливого ученого-физика Олега Владимировича Лосева вошло в историю радиотехники, а его жизнь являет собой пример беззаветного служения Родине и науке.

В. (К. Лебединским был привлечен также к работе в Нижегородской радиолаборатории юный радиолюбитель — Митя Маляров, начавший свою работу в мастерской электронных ламп у М. А. Бонч-Бруевича.

В конце своей недолгой жизни, будучи уже инженером, Д. Е. Маляров совместно с Н. Ф. Алексеевым построил первый советский многокамерный магнетрон, идея которого предложена М. А. Бонч-Бруевичем.

В. И. Шамшур - "Первые годы советской радиотехники и радиолюбительства".

0
1101
Добавить комментарий