Нижегородская лаборатория имени ленина - работы по радиотелеграфии

Нижегородская радиолаборатория к 1924 г. стала уже крупнейшим научно-исследовательским институтом в области радиотехники, который приобрел мировое значение.

Ее территория значительно расширилась. Мастерские со своей литейной, кузницей, деревообделочным и другими цехами, перебазировавшиеся из главного здания в помещение бывшего свечного завода, обогатились большим количеством станков, а число рабочих возросло до ста.

Имелись своя электростанция с дизель-генератором на 150 л. с., свой газовый завод, отдельный цех для монтажа мощных передатчиков. В Москве радиолаборатория имела с 1920 г. свое представительство, при котором было организовано производство генераторных ламп мощностью 150 и 500 вт.

Еще в 1923 г. М. А. Бонч-Бруевич создал генераторные лампы с охлаждаемым водой внешним анодом с колебательной мощностью 25 КВт. Они в 5 раз превосходили по мощности самые крупные лампы, выпускавшиеся в то время в Германии.

Приехавшие в СССР в октябре 1923 г. германские радиоспециалисты Арко и Мейсснер посвятили осмотру Нижегородской радиолаборатории целый день и особенно подчеркнули достижения ее коллектива.

Наиболее поражены были гости советскими мощными генераторными лампами. Арко подчеркнул, что не только в Германии, но и в других странах мира, кроме России, еще не удалось преодолеть технических трудностей при изготовлении мощных ламп для передатчиков.

После этого визита Нижегородская радиолаборатория получила заказ на мощные лампы для крупнейшей германской радиостанции в Науэне. Кстати сказать, заказ поступил от той самой фирмы Телефункен, которая была в дореволюционное время основным поставщиком радиоаппаратуры царской России.

Создание столь мощных ламп было сенсацией. Об этом свидетельствуют отзывы иностранной прессы двумя годами позже, когда Нижегородская радиолаборатория и Электротехнический трест заводов слабого тока приняли участие в Скандинавско-Балтийской выставке в Стокгольме.

Все шведские газеты уделили тогда много внимания советским экспонатам и неоднократно подчеркивали «высокое состояние русской радиотехники».

«Среди иностранных экспонатов, — писал шведский журнал «Радио-Аматорен», — прежде всего следует отметить изготовленные в Советской России приборы и лампы, между прочим, большую 25-киловаттную лампу с водяным охлаждением для передатчика, а также меньшие лампы. Интерес к русскому отделу выставки был особенно велик, потому что никто не подозревал о существовании в России столь большого и серьезного производства подобных внушительных приборов».

В отчете о выставке, помещенном в одном из немецких радиотехнических журналов, прямо говорилось, что советские экспонаты «показывают высокое развитие радиоиндустрии в России по сравнению с остальными европейскими странами».

Таким образом, даже через два года после их изготовления 25-киловаттные лампы были полной неожиданностью для Европы, хотя они уже второй год работали на новой радиостанции имени Коминтерна.

Между тем в том же 1923 г. были выпущены лампы такой же конструкции мощностью в 40 КВт, а в 1924 г. М. А. Бонч-Бруевич разработал 100-киловаттную лампу с водяным охлаждением.

В феврале 1924 г. на территории Центральной радиотелефонной станции был установлен отдельный телеграфный передатчик значительно большей мощности, достигавшей 35 КВт в антенне.

Первоначальная установка с этого времени стала работать исключительно как радиотелефонная. Таким образом, фактически стало две радиостанции имени Коминтерна: телеграфная 35-киловаттная и радиовещательная 12-киловаттная.

В генераторе незатухающих колебаний телеграфного передатчика работали две 25-киловаттные радиолампы, изготовленные в Нижегородской радиолаборатории. Питание их осуществлялось при помощи ртутного выпрямителя В. П. Вологдина.

Большой вклад в развитие радиотелеграфа внесли выдающиеся работы А. Ф. Шорииа. Александр Федорович Шорин — крупный советский конструктор, известный впоследствии изобретатель в области звукового кино — в Нижегородской радиолаборатории работал три года и продолжал начатое еще на Детскосельской радиостанции применение телеграфных аппаратов Бодо в радиосвязи.

31 января 1922 г. он применил для радиотелеграфирования между Нижним Новгородом и Москвой скородействующие телеграфные аппараты. Радиолаборатория была соединена прямым проводом с Ходынской радиостанцией.

В эту линию А. Ф. Шорин включил двукратный аппарат Бодо, причем обе его клавиатуры были поставлены на передачу. Все посылки токов передающего аппарата передавались при помощи реле на разрядник радиостанции.

Эта (теперь уже ставшая московской) радиотелеграфная передача принималась в Нижнем Новгороде на приемник, настроенный на Ходынскую радиостанцию, усиливалась и передавалась на приемный комплект аппарата Бодо. Работа получалась достаточно ясной и отчетливой.

В августе 1923 г. А. Ф. Шорин впервые в мире осуществил дуплексную быстродействующую радиосвязь, разработав для этого специальные быстродействующие аппараты.

Он же разработал и первую аппаратуру для телеуправления по радио. В октябре 1922 г. им была закончена модель аппарата, выполнявшего 13 отдельных независимых распоряжений, передававшихся по радио.

Кроме того, А. Ф. Шорин сконструировал мощные громкоговорители, изготовлявшиеся затем в мастерских радиолаборатории. Этими громкоговорителями был радиофицирован Кремлевский зал к 17 апреля 1923 г. — к открытию двенадцатого съезда партии.

Для радиофикации Кремлевского зала применялись усилители, также разработанные А. Ф. Шориным в Нижегородской радиолаборатории.

1 мая 1923 г. при помощи усилителей и громкоговорителей конструкции А. Ф. Шорина были радиофицированы многие улицы и площади столицы, что дало возможность, как сообщала газета «Известия», «почти всему населению Москвы слышать первомайский радиоконцерт с Московской центральной радиостанции».

В. И. Шамшур - "Первые годы советской радиотехники и радиолюбительства".

0
760
Добавить комментарий