Развитие радиотелефонии в СССР, вклад Ленина в радиотелефонию

Тем временем в Нижнем Новгороде затруднения и перебои в снабжении электроэнергией становились частым явлением, нарушая работу лаборатории. Оставалось одно — строить собственную силовую электростанцию. Осенью

1920 г. эта стройка началась, к заморозкам была закончена кладка стен электростанции, а дальше... нехватило денег. Предстояло установить дизель в 150 л. с. с электрогенератором, достроить здание.

Для этого требовалось 35 тыс. руб. Наркомпочтель в средствах отказал. Ведавший стройкой инж. П. А. Остряков, побывав в Москве всюду, где можно было рассчитывать на помощь, и получив отказ в Наркомфине, решился прибегнуть к помощи В. И. Ленина, написал ему письмо и сдал его в экспедицию Кремля.

Не успел П. А. Остряков вернуться на Б. Дмитровку, где помещалось Московское бюро (представительство) Нижегородской радиолаборатории, как он был вызван в Кремль к Владимиру Ильичу.

Докладывая, П. А. Остряков стремился быть кратким, но задаваемые Владимиром Ильичем вопросы заставили подробно остановиться на изложении дела.

Выслушав до конца, Владимир Ильич позвонил в Наркомфин и вопрос об отпуске денег был улажен. Отпуская П. А. Острякова, Владимир Ильич предложил докладывать ему через управляющего делами Совнаркома о ходе работ по строительству радиотелефонной станции.

В. И. Ленин подписал мандат П. А. Острякову, датированный 18 февраля 1921 г. В нем говорилось:

«Радиотелефонное дело признано чрезвычайно важным и срочным, в силу чего: Председателю Совета Нижегородской радиолаборатории тов. Острякову вменено в обязанность использовать все имеющиеся в его распоряжении средства для скорейшего окончания работ по постройке радиотелефонных станций».

Мандат заканчивался достаточно убедительной фразой для представителей тех учреждений и заводоуправлений, с которыми приходилось иметь дело его обладателю: «О всех препятствиях в работе тов. Острякову предписывается доводить до сведения Наркомпочтеля и Управляющего Делами Совнаркома».

На следующий день после приема у В. И. Ленина деньги были получены и затем было закончено строительство собственной электростанции радиолаборатории.

Успехи в радиотелефонировании через передатчик, установленный на Ходынской радиостанции, привели к тому, что по указанию В. И. Ленина стал подготовляться шестой декрет о радиостроительстве. 26 января 1921 г. Владимир Ильич пишет служебную записку управляющему делами Совнаркома:

«...Этот Бонч-Бруевич (не родня, а только однофамилец Вл. Дм. Бонч-Бруевича) по всем отзывам крупнейший изобретатель. Дело гигантски важное (газета без бумаги и без проволоки, ибо при рупоре и при приемнике, усовершенствованном Бонч-Бруевичем так, что приемников легко получим сотни, вся Россия будет слышать газету, читаемую в Москве).

Очень прошу Вас:

  • 1) следить специально за этим делом, вызывая Остря-кова и говоря по телефону с Ниоюним.
  • 2) провести прилагаемый проект декрета ускоренно через Малый Совет. Если не будет быстро единогласия, обязательно приготовить в Большой СНК ко вторнику.
  • 3) сообщать мне два раза в месяц о ходе работ.»

(Ленин, т. 35, стр. 403, IV изд.).

На другой день, 27 января 1921 г., Совет Народных Комиссаров принял предложенное В. И. Лениным новое постановление о строительстве сети радиотелефонных станций.

В первых строках этого постановления говорилось об успехах Нижегородской радиолаборатории.

«В виду благоприятных результатов, достигнутых Нижегородской радиолабораторией по выполнению возложенных на нее постановлением Совета Труда и Обороны от 17 марта 1920 г. заданий по разработке и установлению телефонной радиостанции с большим радиусом действия, СНК постановляет: поручить НКПиТ оборудовать в Москве и наиболее важных пунктах республики радиоустановки для взаимной телефонной связи».

Далее Нижегородской радиолаборатории поручалось переоборудовать для радиотелефонных передач в первую очередь Трансатлантическую в Богородске (ныне Ногинске) радиостанцию, а также Московскую, Детскосельскую,

Записки В. И. Ленина, относящиеся к развитию советской радиотехники

Рис. 1. Записки В. И. Ленина, относящиеся к развитию советской радиотехники.

Харьковскую, Царицынскую, Ташкентскую, Одесскую и Севастопольскую станции. С этой целью постановление поручало ВСНХ принять меры к расширению и оборудованию соответствующим образом мастерских Нижегородской радиолаборатории.

Как и прежде, в этом постановлении подчеркивалось, что все работы по сооружению радиотелефонных станций имеют «чрезвычайно важное государственное значение» и являются исключительно срочными, причисленными к группе ударных работ. В постановлении была выражена большая забота о работниках радиостроительства.

Оно обязывало ВЦСПС, Наркомтруд и Наркомпрод выработать в срочном порядке условия выдачи работникам радиостроительства части заработной платы натурой (продовольствием, одеждой, обувью и предметами первой необходимости) независимо от общих условий премирования. Как правило, премирование также проводилось натурой.

Владимир Ильич внимательно следил за развитием радиотехники и всемерно помогал развитию радиостроительства. Малейшие заминки в этом деле, перебои в строительстве радиостанций становились известными Владимиру Ильичу и он немедленно принимал нужные мары. Так, летом 1921 г. начались перебои в снабжении нефтегазом стеклодувной мастерской Нижегородской радиолаборатории.

Совет Труда и Обороны под председательством В. И. Ленина приходит на помощь и обязывает 24 июня 1921 г. ВСНХ снабжать в 1921 г. радиолабораторию стеклом с Петроградского завода бывш. Риттинга и нефтегазом с завода «Нефтегаз», указывая, что ежемесячно следует поставлять 10 пудов стекла и 50 баллонов нефтегаза.

Когда это постановление стало плохо выполняться, была назначена специальная комиссия СТО для выяснения причин недостаточного снабжения радиолаборатории стеклом и нефтегазом.

По докладу этой комиссии 9 ноября 1921 г. СТО принял решение: «Поставить на вид ВСНХ неисполнение постановления СТО от 24 июня 1921 г.».

Для сети приемных радиостанций нехватает радистов, и опять вопрос об этом рассматривает СТО. Под председательством В. И. Ленина выносится решение от 24 июня 1921 г.: «Вменить в обязанность Главпрофобру приготовить к 1 марта 1922 г. 600 человек радиослухачей 2-го разряда».

Выражением заботы о подготовке радиоспециалистов является также реорганизация в 1921 г. Московского техникума народной связи в Институт связи имени Подбельского.

По указанию В. И. Ленина в Московском высшем техническом училище был открыт электротехнический факультет, на котором М. В. Шулейкин основал радиоспециальность.

2 сентября 1921 г. Владимир Ильич шлет запрос Наркому почт и телеграфов:

«Прошу Вас представить мне сведения о том, в каком положении находится у нас дело беспроволочного телефона.

  • 1) Работает ли центральная московская станция. Если да, по скольку часов в день. На сколько верст. Если нет, чего нехватает.
  • 2) Выделяются ли (и сколько) приемников, аппаратов, способных слушать разговор Москвы.
  • 3) Как стоит дело с рупорами, аппаратами, позволяющими целой зале (или площади) слушать Москву и т. п.

Я очень боюсь, что это дело опять «заснуло» (по проклятой привычке российских Обломовых усыплять всех, все и вся).

Обещано» было много раз, и сроки все давно прошли!

Важность этого дела для нас (для пропаганды особенно на Востоке) исключительная. Промедление и халатность тут преступны...».

(Ленин, т. 35, стр. 443, IV изд.)

Непрестанные заботы В. И. Ленина о работах Нижегородской радиолаборатории нашли живейший отклик в местных организациях. За работой лаборатории наблюдали и помогали развитию ее деятельности В. М. Молотов, в то время председатель Нижегородского губисполкома, и Л. М. Каганович — секретарь Губкома партии.

Этой деятельной и непрестанной поддержкой партийных и советских организаций во главе с самим Лениным объясняются необычайный энтузиазм коллектива радиолаборатории и ее успехи.

В период строительства радиовещательной станции было немало скептиков, утверждавших, что постройка мощной радиотелефонной станции — пустая фантазия. Тем не менее большевистское руководство радиостроительством и настойчивость работников радиолаборатории, их вера в свое дело победили.

Экспериментальный двухкиловаттный передатчик, установленный на Ходынской радиостанции, был первым этапом в строительстве Центральной радиотелефонной станции, которое началось 1 октября 1921 г. в Москве за Курским вокзалом на Гороховской улице (ныне улица Радио).

В Москве строились здания и мачты, а в Нижнем Новгороде разрабатывался и строился радиопередатчик. Реконструированная генераторная лампа с четырехкамерным анодом позволяла уже доводить мощность рассеивания на аноде до 1,5 КВт.

Схема генератора должна была иметь 12 таких ламп; столько же проектировалось установить и в модуляторе. Необходимость высоких анодных напряжений для ламп выдвинула на очередь вопрос об источниках питания.

Известным в то время способом получения высоких напряжений было применение высоковольтных динамомашин. Однако ожидать быстрого изготовления подобных машин от электротехнических заводов Петрограда не приходилось.

Срок поставки был намечен очень длительный и совершенно нереальный, если учитывать срочность выполнения постановления правительства об изготовлении Центральной радиотелефонной станции.

В поисках выхода из создавшегося положения В. П. Вологдин выдвинул идею разработки ртутного выпрямителя. И это предложение, столь естественное в настоящее время, когда существуют самые разнообразные типы выпрямителей, в тот период казалось нереальным.

В зарубежной радиотехнике считалось твердо установленным правилом, что выпрямители на высокие напряжения строить нельзя, так как они работают очень плохо.

Как раз в противовес этому мнению, летом 1921 г. в лаборатории В. П. Вологдина уже были разработаны первые ртутные выпрямители для питания высоким напряжением анодов ламп радиотелефонных передатчиков.

Заставив ртутную колбу выпрямлять высокое напряжение, В. П. Вологдин создал конструкцию выпрямителя, приобревшую затем большое значение, и опередил заграничную технику.

Окончательные испытания ртутных выпрямителей В. П. Вологдина закончились к марту 1922 г. Напряжение выпрямленного тока достигало 10 кв. Когда Нижегородская радиолаборатория построила в 1923 г. первую ламповую радиотелеграфную станцию для Свердловска, для питания анодных цепей ее передатчика был впервые применен ртутный выпрямитель В. П. Вологдина.

В мае 1922 г. М. А. Бонч-Бруевич в радиолаборатории начал испытывать новый радиотелефонный передатчик. В связи с общей успешной работой радиолаборатории Нижегородский совет возбудил ходатайство перед ВЦИК о ее награждении орденом Трудового Красного Знамени.

11 мая 1922 г. Владимир Ильич пишет по этому поводу Народному комиссару почт и телеграфов:

«Прочитал сегодня в «Известиях» сообщение, что Нижегородский Совет возбудил ходатайство перед ВЦИК о представлении Нижегородской радиолаборатории ордена Красного Трудового Знамени и о занесении профессоров Бонч-Бруевича и Вологдина на красную доску. Прошу Вашего отзыва. Я со своей стороны считал бы необходимым поддержать это ходатайство...».

Ртутная колба для выпрямителя, изготовленная в Нижегородской радиолаборатории

Рис. 2. Ртутная колба для выпрямителя, изготовленная в Нижегородской радиолаборатории.

Далее в этой записке Владимир Ильич просит прислать «по возможности самый короткий отзыв Бонч-Бруевича о том, как идет его работа по изготовлению «рупоров», способных передавать широким массам то, что сообщается по беспроволочному телефону».

«Эти работы имеют для нас исключительно важное значение ввиду того, что их успех (который давно был обещан Бонч-Бруевичем) принес бы громадную пользу агитации и пропаганде. Поэтому необходимо пойти на некоторые жертвы, чтобы поддержать эти работу... Прошу Вашего отзыва возможно скорее, чтобы я успел, в случае надобности, подписать то или иное сообщение или ходатайство еще к открываемой завтра сессии ВЦИК’а» (Ленинский сборник, XXXV, стр. 348).

Мысль В. И. Ленина о некоторых жертвах, на которые необходимо пойти, чтобы поддержать развитие работ по радиовещанию, была высказана также в двух письмах, продиктованных им по телефону 19 мая 1923 г., накануне отъезда в Горки, за неделю до первого приступа болезни, и направленных через И. В. Сталина всем членам Полит-бюро.

«Товарищ Сталин, Прилагаю два доклада: первый — профессора Осадчего, специалиста по электричеству, о радиотелеграфной и телефонной связи; второй — Бонч-Бруевича (не родственника известных братьев Бонч-Бруевич, из которых один был управдел СНК, а другой выдающимся царским генералом). Этот Бонч-Бруевич, доклад которого я прилагаю,— крупнейший работник и изобретатель в радиотехнике, один из главных деятелей Нижегородской радиолаборатории.

Из этих докладов видно, что в нашей технике вполне осуществима возможность передачи на возможно далекое расстояние по беспроволочному радиосообщению живой человеческой речи; вполне осуществим также пуск в ход многих сотен приемников, которые были бы в состоянии передавать речи, доклады и лекции, делаемые в Москве, во многие сотни мест по республике в отдаленные от Москвы на сотни, а при известных условиях, и тысячи верст.

Я думаю, что осуществление этого плана представляет для нас безусловную необходимость как с точки зрения пропаганды и агитации, особенно для тех масс населения, которые неграмотны, так и для передачи лекций. При полной негодности и даже вредности большинства допускаемых нами буржуазных профессоров по общественным наукам у нас нет иного выхода, как добиться того, чтобы наши немногие коммунистические профессора, способные читать лекции по общественным наукам, читали эти лекции для сотен мест во всех концах федерации.

Поэтому я думаю, что ни в коем случае не следует жалеть средств на доведение до конца дела организации радиотелефонной связи и на производство вполне пригодных к работе громкоговорящих аппаратов.

Предлагаю вынести постановление об ассигновании сверх сметы в порядке экстраординарном до 100 тысяч рублей золотом из золотого фонда на постановку работ Нижегородской радиолаборатории, с тем чтобы максимально ускорить доведение до конца начатых ею работ по установке вполне пригодных громкоговорящих аппаратов и многих сотен приемников по всей республике, способных повторять для широких масс речи, доклады и лекции, произносимые в Москве или другом центре.

Поручить СТО установить особый надзор за расходованием этого фонда и, может быть, если окажется целесообразным, ввести премии из указанного фонда за особо быстрый и успешный ход работы... 19.V. 1922 г.  Ленин».

(Ленин, т. 33, стр. 323—324, IV изд.).

Во втором письме Владимир Ильич писал:

«По поводу сегодняшней бумаги Бонч-Бруевича я полагаю, что мы не можем пойти на финансирование радиолаборатории из золотого фонда без специальных заданий. Предлагаю поэтому поручить СТО выяснить необходимые расходы на то, чтобы радйолаборатория максимально ускорила разработку усовершенствования и производства громкоговорящих телефонов и приемников. Только на это мы должны, по моему мнению, ассигновать сверхсметно определенную сумму золота.  19.V.1922 г. Ленин».

(Ленин, т. 33, стр. 325, IV изд.).

Политбюро ЦК 25 мая 1922 г., рассмотрев предложения В. И. Ленина, высказанные в этих письмах, приняло решение о финансировании Нижегородской радиолаборатории в целях ускорения производства громкоговорящих телефонов и радиоприемников.

В. И. Шамшур - "Первые годы советской радиотехники и радиолюбительства".

0
727
Добавить комментарий