Поделиться ссылкой
Список тегов
Популярное
Наши друзья
RadioStorage.net - электронные схемы, статьи и программы радиолюбителю, самоделки своими руками

Накануне великого октября

Радио, доставившее бессмертную славу его изобретателю и русской науке, в последующие годы стало предметом спекуляции и наживы иностранных предпринимателей, извлекавших прибыль из отсталости царской России и продажности ее правящих кругов.

Усилия немногочисленных передовых русских радиоспециалистов, стремившихся освободиться от иностранной зависимости в развитии радиодела, увенчались полным успехом только в отношении радиооснащения военно-морского флота благодаря созданию «Радиотелеграфного депо».

К началу первой мировой войны в России не было своей слаботочной промышленности. Существовавшие пять заводов в Петрограде (в том числе и телефонные) принадлежали иностранным предприятиям и по существу были сборочными мастерскими, получавшими основные детали из-за границы. На всех пяти заводах в 1913 г. было занято всего 3 380 рабочих. Так как все эти заводы представляли собой филиалы конкурировавших между собой иностранных фирм, то на них не было никакой специализации и производство приборов одного наименования велось одновременно на нескольких заводах.

Первым заводом электровакуумной промышленности был построенный в 1913—1914 гг. в Петербурге завод осветительных электроламп «Светлана», принадлежавший фабриканту Айвазу. Но и на этом заводе лампы собирались из иностранных полуфабрикатов и даже стеклянные колбы ввозились из-за границы. «В моих лампах,— хвастался Айваз, — русский только воздух, да и тот откачивается при изготовлении».

Существовал еще на Фонтанке, 165, небольшой заводик Федорицкого, занимавшийся главным образом изготовлением рентгеновских трубок. Стекло для изготовления колб получалось с завода Ритинга, а молибденовые электроды доставлялись из-за границы. Этот же завод во время мировой войны стал изготовлять стеклянные колбы и вести откачку опытных серий электронных ламп для завода РОБТиТ. Процесс производства электронных газовых ламп был довольно сложным. Стеклянные колбы с завода Федорицкого на Фонтанке везли на Лопухинскую улицу на завод РОБТиТ. Здесь в них монтировали систему электродов и вновь отправляли на Фонтанку, где производилась откачка собранных ламп, после чего они вновь доставлялись на завод РОБТиТ, а отсюда продавались заказчикам.

Еще в 1895 г. В. И. Ленин писал: «...иностранные капиталисты особенно охотно переносят свои капиталы в Россию, строят в России отделения своих фабрик и заводов и основывают кампании для новых предприятий в России. Они жадно набрасываются на молодую страну, в которой правительство так благосклонно и угодливо к капиталу...» (Ленин, т. II, стр. 93, изд. IV).

Одной из иллюстраций к этому высказыванию В. И. Ленина является история проникновения в Россию иностранных радиофирм.

Они начали пробираться на русский рынок еще в начале 900-х годов. Особенно преуспели в этом немецкие фирмы АЕГ и Сименс и Гальске, объединившиеся в области радио путем создания фирмы Телефункен. Этому помогло также то обстоятельство, что русская электропромышленность в тот период была почти целиком в руках немецких фирм.

Немалое тяготение к России проявляла также английская фирма Маркони.

В 1907 г. инженер С. М. Айзенштейн организовал «Русское общество беспроволочных телеграфов и телефонов» (РОБТиТ). Но не более двух лет просуществовало это общество самостоятельно, после чего осталось русским только по названию: преобладающее большинство акций РОБТиТ скупила фирма Маркони. О том, какими средствами пыталась фирма Маркони завоевать монопольное положение 6 России, рассказал В. И. Ленин в своей статье «Капитализм и печать», опубликованной в газете «Путь правды», № 41, 2 апреля 1914 г. Он писал: «Когда два вора дерутся, от этого всегда будет известная польза для честных людей. Когда вконец перессорятся «деятели» буржуазного газетного дела, они раскрывают перед публикой продажность и проделки «больших» газет.

Нововременец Н. Снессарев поссорился с «Новым Временем», проворовался и был удален со скандалом. Он опубликовал теперь «сочинение» в 135 страниц под заглавием «Мираж «Нового Времени». Почти роман. Спб. 1914».

...Напр., к г. Снессареву явился однажды представитель лондонской компании беспроволочного телеграфа Марконй и предложил составить устав русского общества Марконй и проект концессии в пользу этого общества. «Вознаграждение за этот труд определялось в 10 000 рублей, и соглашение было заключено».

Пострадавший Снессарев повествует, что не только он продал себя капиталистам за эти деньги, но и вся газета «Новое Время» продалась за «кампанию в защиту концессии», получив скидку на телеграммы в 50%, да «местечко» учредителя общества с акциями на 90000 рублей.

Капиталисты лондонские — обирание россиян — концессия от русского правительства — участие печати — повальная продажность — купля-продажа кого-угодно за десятки тысяч рублей — вот правдивая картина, развертываемая проворовавшимся и обиженным Снессаревым» (Ленин, 4 изд., т. 20, стр. 143—144).

Раболепство господствующих классов царской России перед всем заграничным, их зависимость и угодливость перед иностранным капиталом тормозили развитие русской науки и немало повредили развитию отечественной радиотехники. Так, политика фирмы Телефункен, проводимая ее представителями через «русский» завод Сименс и Гальске, была направлена к торможению крупного радиостроительства, для того чтобы в случае войны Россия не имела мощной радиостанции для связи со своим союзником — французами и возможным союзником — англичанами. Последние через своего посла и одного из директоров фирмы РОБТиТ (англичанина) тщетно пытались обратить на это внимание русского правительства, рисуя всю опасность такого положения и необходимость постройки мощной радиостанции. Уже в первые дни войны, когда немцы перерезали  английские подводные кабели и Россия осталась без телеграфной связи с Англией, русским радиоспециалистам завода РОБТиТ пришлось спасать положение и строить радиостанции буквально в аварийном порядке. За сто дней — к декабрю 1914 г. были построены сверхмощные по тому времени радиостанции в Москве на Ходынке и близ Петрограда (в Царском Селе). Это были метровые радиостанции с вращающимися разрядниками. Номинальная мощность их считалась в 100 кет. Они предназначались для связи с Англией и Францией. Выделенная приемная радиостанция для связи с заграницей находилась между Петроградом и Москвой — в Твери и называлась «приемной радиостанцией международных сношений». Было ускорено также изготовление мощных радиостанций для Николаева, Ташкента и Читы (по 35 кет в антенне). Спешно выстроенные мощные радиостанции честно выполняли свои задачи. Они были построены в столь короткий срок русскими радиоспециалистами, желавшими работать для отечественной радиосвязи и видевшими возможность приложения своих сил на таком ответственном строительстве.

Мировая война в известной мере нарушила связи царского правительства с иностранными фирмами и позволила активизировать свою деятельность русским радиоспециалистам, число которых росло. Их выпускали Морская минная школа, Офицерская электротехническая школа и три гражданских высших технических учебных заведения. Эти кадры, являвшиеся до войны главным образом исполнителями на иностранных заводах Петербурга, участвуя в сборке конструкций, разработанных заграничными лабораториями, стремились теперь к созданию собственной научной базы и проведению прогрессивной технической политики в развитии радиосвязи. Такой научной базой прежде всего являлась лаборатория «Радиотелеграфного депо» Морского ведомства. Это была, по свидетельству В. П. Вологдина, прекрасная по тому времени, хотя и небольшая, лаборатория с богатым оборудованием и с хорошими механиками, которые быстро могли изготовлять новые детали и приборы по заданиям научных сотрудников лаборатории, не обременяя этим других цехов завода. Прочно связанная с солидной производственной базой и с Морским техническим комитетом, где тогда сотрудничали профеосоры Н. А. Булгаков и А. А. Петровский, лаборатория разрабатывала новую радиоаппаратуру и стамла производство новых видов радиоизделий. В отчете «Радио-депо» за 1915 г. указывалось, что все вступившие в строй суда снабжались радиостанциями Морведа и в этом году закончена установка береговых радиостанций в Севастополе, Батуми, Керчи и в трех пунктах Белого моря. Кроме значительного числа радиоприемников, волномеров и другой радиоаппаратуры, завод в 1915 г. и-зготовил 87 радиостанций разной мощности от 0,2 до 10 КВт.

Радиоспециалисты Радиотелеграфной завода создали также отличные двухконтурные радиоприемники, разработанные под руководством М. В. Шулейкина и И. Г. Фрей-мана. По проекту И. И. Ренгартена этот же завод начал выпускать весьма точные пеленгаторные радиостанции, об установке которых говорится в упомянутом выше отчете. Эти радиопеленгаторы были затем установлены на всем побережье Балтийского и Черного морей. Расширение деятельности депо привело к переименованию его в Радиотелеграфный завод Морского ведомства (июнь 1915 г.). Таким образом, русский военно-морской флот, где родился беспроволочный телеграф, благодаря трудам учеников и продолжателей дела А. С. Попова оказался к началу первой мировой войны в 1914 г. достаточно подготовленным в отношении радиосвязи, не уступая технике противников и союзников.

Это положение несколько ухудшилось только к концу войны вследствие появления ламповой техники во вражеских и союзных странах, за уровнем которой царской России с ее общей технической и производственной отсталостью было трудно угнаться.

Исследовательская работа велась также на заводе РОБТиТ под руководством Н. Д. Папалекси, где делались первые образцы усилителей и разрабатывались новые типы радиостанций, и на заводе Сименс и Гальске, где лабораторией руководил Л. И. Мандельштам, и в небольшой лаборатории А. Ф. Шорина на Царскосельской радиостанции в Петрограде. Группа В. П. Вологдина разрабатывала машины повышенной, а затем и высокой частоты на заводе Глебова и позже на заводе электромеханических сооружений акционерного общества «Дека» (Дюфлон и Константинович).

В Офицерской школе в 1916 г. начались опыты по радиотелефонированию, продолжавшиеся и в 1917 г. Четырехламповая радиотелефонная приемо-передающая радиостанция Офицерской электротехнической школы и радиостанция, построенная на Радиотелеграфном заводе Морского ведомства М. В. Шулейкиным, осенью 1917 г. вели опытную радиотелефонную связь между собой, причем дальность действия при приеме на трехламповый усилитель достигала 28 верст.

В. И. Шамшур - "Первые годы советской радиотехники и радиолюбительства".

 голосов: 0  просмотров: 524   → История электроники и радио  


Добавить комментарий
Ваше имя:

Ваш E-Mail:



Введите код с картинки